Проекты  tm-vitim.org :  /dashkov   /rezonans   /photoes  
Каталог рецензий "Резонанс" Rambler's Top100 Поиск ' Добавить рецензию ' Авторские права ' Соглашение ' О проекте

??????????

Черт, ну не бывает таких совпадений! Не может их быть в жизни реальной! Ан нет, извольте огребать - прямо как по заказу на мой компьютер свалились два файла - со статьей Олега Котенко "Рыцари критиканского ордена" и с новым романом Сергея Лукьяненко "Геном". Причем первый файл пришел именно в тот момент, когда я всерьез задумался над этой статьей! Ну ни фига себе совпадения...

Вообще-то, статья Котенко к "Геному" никакого отношения не имеет, но в ней есть несколько слов, с которыми хотелось бы поспорить. Однако, прежде чем перейти к сути, сразу хочу предупредить - автор данного творения профессиональным критиком не является и все нижеследующее есть ничто иное как его личное мнение! А уж соглашаться с этим мнением или же начинать закидывать автора камнями - личное дело читателя. Приступим?

Для начала цитата из статьи Котенко, где приводится еще одна цитата - из некоего г-на Лурье:

"К нему (к Лукьяненко) по наследству от В.Крапивина, переходит галерея дурковатых круглоглазых хлопчиков, так легко обучаемых кричать то "Долой!", то "Даешь!" по знаку руководителя массовки. Они как будто специально выращиваются для Афгана и Чечни, ибо для реальной жизни слишком уж превосходны. Зато они идеальны в качестве жертвы".

Пусть меня после этого назовут некультурным идиотом и скажут, что все мои предыдущие слова о воспитанности - всего лишь интеллигентское прикрытие, но вы дурак, Лурье. Объяснять? Объясню. Во-первых, Крапивин потому и создавал ТАКИХ героев, что место им в сказке, а не в жизни. Вы говорите о Чечне... Да знаете ли вы, какие чистые и по-настоящему благородные люди были там, в Афгане, и умирают сейчас в Чечне? Знаете ли вы, что именно там были Люди, а не человечишки? Да, вначале вы сыпали оскорблениями, не скупясь на сравнения, но сейчас перешли все границы!"

Спорить с Олегом по поводу оценки умственных достоинств Лурье я не буду, ибо полностью с ней согласен. Только абсолютный идиот мог приписать Крапивину оболванивание детей до состояния "свежего пушечного мяса". Спорить же с самим Лурье вообще бессмысленно - не поймет ведь... Но вот в чем Олег явно не прав - Крапивин не СОЗДАВАЛ таких героев. Точнее, создавал, но все герои Владислава Петровича имеют реальных прототипов. И жили или живут эти люди далеко не в сказке... Но это так, к слову. Впрочем, Лурье тоже кое в чем прав - Лукьяненко действительно начинал писать, подражая Крапивину, о чем когда-то говорил сам, и от чего теперь активно открещивается... Правда, пацаны у Лукьяненко отнюдь не идентичны пацанам Крапивина, это очевидно. Впрочем, вряд ли г-н Лурье затруднял себя столь вдумчивым чтением книг этих двух авторов...

Непохожесть мальчишек бросается в глаза сразу. Года три тому назад я начал читать "Рыцарей сорока островов" только потому, что об этой книге говорилось в одном из интервью Владислава Крапивина. Затем последовали "Мальчик и тьма", куча рассказов, "Осенние визиты", "Холодные берега"... Не скажу что книги мне абсолютно понравились или же не понравились. Были в них места спорные и места любимые, места противные и места скучные. Одно было бесспорно - книги написаны талантливым человеком. Но... Здесь уместно будет процитировать статью Сергея Переслегина "Кризис перепотребления", которую опубликовал журнал "Если" в марте прошлого года:

Потом были многие и многие книги, неизменно популярные, "успешные". Все более и более холодные. Это проявилось даже в названиях: "Холодные берега", "Звезды - холодные игрушки". В полном соответствии с "принципом комфортности" из текстов ушла истинная новизна, но остался ее протез, так что можно до остервенения спорить в компьютерной Сети о подлинной этике Наставников или о сущности виртуальной свободы.

Точнее не скажешь. Все чаще книги Лукьяненко становились своеобразной жвачкой для мозгов - жуешь, жуешь а в пузе пусто... Почему? Сам Лукьяненко на сей вопрос вряд ли даст честный ответ. Впрочем... Вполне вероятно, что ответ кроется в одной из книг Сергея Васильевича, а именно в "Осенних визитах":

Три книги в год - иначе не выжить. И пусть две из трех будут халтурой, массовым чтивом, космическими операми и фэнтези. Главное - продать рукопись, остаться в десятке, быть на слуху.

Нет, эти слова не относятся напрямую к Лукьяненко. Так размышляет писатель Ярослав Заров. И упаси меня Боже проводить прямую аналогию между автором и его персонажем! Но если есть подобные геометрические фигуры, то почему бы не применить этот принцип к фигурам человеческим? А что Заров во многом подобен Лукьяненко бесспорно - оба писателя из Алма-Аты, оба пишут в жанре фантастики, оба любители посидеть в компьютерных сетях, оба когда-то писали про детей. Даже общие по сюжету повести у них есть - "Мальчик и тьма" у Лукьяненко и "Солнечный котенок" у Зарова. Также подобен Игорь Решилов, писатель из крапивинского "Лоцмана", самому Крапивину. И, если наша теория верна, то почему бы не допустить идентичность принципов Лукьяненко и Зарова? Тем более что первая фраза абсолютно документальна, разве что количество книг чуть поменьше - две, а не три. Космические оперы тоже, вроде бы, имели место быть...

Получается достаточно неприглядная картина: в снижении, точнее - в падении литературного уровня книг Лукьяненко виновен не "кризис перепотребления", как считает Переслегин, а сам Лукьяненко. Поставив создание повестей и романов на конвейер, Лукьяненко тем самым поставил себя в такие условия, когда о качестве продукции говорить не приходится. Помните "Незнайку и его друзей" Носова? Там есть такой эпизод, когда художник Тюбик, подчиняясь требованиям малышек-модниц, вырезал несколько трафаретов и начал штамповать портреты, похожие друг на друга? Он еще называл эти портреты словом "халтура". Но если художнику-любителю еще можно простить подобные работы, то писатель-профессионал, как отрекомендовал себя Лукьяненко, может ли писать заведомо низкопробное чтиво? А ведь пишет же! "Лабиринт отражений" писался явно в расчете на многомиллионную армию фидошников и интернетчиков, упоенно вычитывавших магические слова "конференция", "модератор", "плюсомет"... Но это еще не халтура - ею стало продолжение "Лабиринта". "Фальшивые зеркала" почти наполовину списаны с "Лабиринта отражений", только в качестве Сети уже выступает не фидонет, а Интернет. Грустно, но факт, хотя и не всем очевидный, как показали жаркие споры в том же фидонете...

Выход "Генома" ознаменовался новой волной споров между критиками и почитателями Лукьяненко. Самая яркая оценка новой книге меня просто потрясла - еще ни разу мне не доводилось слышать или читать как книгу сравнивают с мастурбацией. И, честно признаюсь, читать книгу, получившую столь оригинальную оценку, мне не хотелось. Но - черт бы побрал неизвестного деятеля, запихнувшего файл с книгой в файлэху! - прочитал. И могу сказать следующее - последнее произведение Лукьяненко является лучшим доказательством всему выше изложенному.

Поскольку книгу как таковую я в глаза не видел, то судить о наличии в ней пометки "пародия" не могу. Говорят, что она там есть. Но вот первая часть "Генома" заставляет в пародийности книги усомниться. Великолепно выписанный мир, чем так отличаются книги Лукьяненко, нестандартное захватывающее начало - и полное отсутствие внешности главного героя. Кстати, расплывчатость и эдакая эфемерность героев у Лукьяненко стала уже его фирменным знаком. Как ни крути, а четкого портрета Зарова, Леонида или Алекса Романова, в книгах нет. Забавно, но второстепенных героев Лукьяненко выписывает весьма тщательно. Наверное, на главных героев уже ни времени, ни слов не хватает... Впрочем, чтение буквально с первых строк захватывает настолько, что полное отсутствие физиономии главного героя просто перестаешь замечать.

Впрочем, "Геном" недолго радует читателя: аккурат до начала второй части романа. На космическом корабле совершается политическое убийство и фантастическая повесть легким движением пера превращается... Повесть превращается... Превращается повесть... Черт знает во что. В угоду автору на сцене появляется новый Шерлок Холмс с неизбежным спутником - доктором Уотсоном, который, согласно теории Рекса Стаута, оказывается женщиной. Холмс, как и положено великому сыщику, прекрасно играет на скрипке, курит трубку - в точности также, как в "Царь, царевич, король, королевич"... А заодно копирует Бормана из "Семнадцати мгновений весны" - "А вас, Алекс, я попрошу остаться"... Хождение Алекса в виртуальный мир заставляет вспомнить уже упоминавшийся "Лабиринт отражений", а стремление героя научиться любить я уже где-то встречал...

Что же такое "Геном" - фантастическая повесть, пародия, космическая опера, фарс? На мой взгляд - хороший сюжет, полностью загубленный автором. Почему? Ну я-то откуда знаю? В фидонете выдвигались разные версии, в том числе и такая - Лукьяненко придумал сюжет, но потом почувствовал что не справляется и сделал пародию. Похоже на правду, только мне кажется, что причина иная - начав серьезную книгу, Сергей Васильевич просто не вписался в отведенные издательством сроки, скомкал финал и... Результат теперь продается почти во всех книжных магазинах. Что ж, Достоевский тоже гробил свои произведения, о чем сильно жалел. Но Федора Михайловича к тому принуждала острая нехватка денег. Насколько мне известно, данная сторона у Лукьяненко в полном порядке. Выходит - халтурим, чтобы остаться на плаву? "Главное - продать рукопись, остаться в десятке, быть на слуху"... Как же нужно не любить своего читателя, чтобы столь бестактно к нему относиться? Впрочем, писателю не нужно любить людей - вполне достаточно любить своих героев. Зарову на людей было наплевать. Видимо, Лукьяненко тоже?

Наверное, я задал слишком много вопросов и не дал на них ответа. Искать ответы я предоставляю читателям, и в первую очередь ярым защитникам Лукьяненко. И, прежде чем защищать своего кумира и клеймить автора данной статьи, прочтите следующую цитату:

Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Вникая в некоторые слова, в само их звучание, мы находим их первоначальный смысл. Слово "призвание" родилось от слова "зов".

Человека никогда не призывают к ремесленничеству. Призывают его только к выполнению долга и трудной задачи.

Что же понуждает писателя к его подчас мучительному, но прекрасному труду?

Прежде всего - зов собственного сердца. Голос совести и вера в будущее не позволяет подлинному писателю прожить на земле, как пустоцвет, и не передать людям с полной щедростью всего огромного разнообразия мыслей и чувств, наполняющих его самого.

К этим словам Константина Георгиевича Паустовского из повести "Золотая роза" мне добавить нечего.

04.02.2000


??????.
Рецензент(ы):
  • ?????? ?????
    На:
  • «?????». ?????? ??????????.
    Рецензию предоставил(а): ????? ????? ????

  • Каталог рецензий "Резонанс" — база данных с аннотациями, критическими статьями, обзорами и отзывами на различные литературные произведения (рассказы, повести, романы, сборники).
    Rambler's Top100