Проекты  tm-vitim.org :  /dashkov   /rezonans   /photoes  
Каталог рецензий "Резонанс" Rambler's Top100 Поиск ' Добавить рецензию ' Авторские права ' Соглашение ' О проекте

"??? ??? ????????? ??????? ????????????"

Большинство любителей фантастики со стажем хорошо помнят конец 80-х – начало 90-х годов, когда исчезли ограничения и запреты и на книжный рынок лавиной обрушились бесчисленные переводы, как любительские, так и профессиональные, но сделанные, как правило, в страшной спешке – тогда раскупалось все, и нельзя было упустить момент... Прекрасное было время для критиков – можно было взять наугад любую переводную книгу и поизмываться всласть над переводом... Потом лет десять шло постепенное возвращение к норме, и, прежде всего, улучшение качества переводов (конечно, не только фантастики, но и всей остальной литературы). Пришли молодые способные переводчики, переводы становились литературнее, профессиональнее, критикам стало несколько труднее находить мишени для метания громов и молний... Казалось, что так будет продолжаться и дальше. Но... Появились конкурирующие издательства, борьба между которыми за рынки, за читателя в условиях ухудшающегося положения в экономике становилась все более жесткой. Возникло множество серийных изданий, причем иногда ежемесячно в свет выходило несколько очередных томов. И качество переводов неизбежно резко понизилось. Но критиковать их продолжали довольно редко. Очевидно, дело было в том, что измываться над встречающимися едва ли не на каждой странице нелепицами стало слишком легко – очень уж часто «подставлялись» переводчики, критика стала напоминать охоту на привязанную дичь. И все же, иногда становится обидно – неужели издатели уверены, что рынок безропотно проглотит любую абракадабру? Не может же им, издателям, быть безразлично мнение тех, для кого выпускаются книги! Именно такие мысли вызывают некоторые книги такого в общем-то пользующегося заслуженным уважением издательства, как «АСТ». И примеры выпущенных «АСТ» слабых переводов не так уж редки. Но не будем сразу обобщать; остановимся для начала на переводах романов, образующих тетралогию Пола Андерсона и его жены Карен «Короли Иса». Эти романы, опубликованные в США в 1986-1988 гг., на русский язык ранее не переводилась, что несколько необычно, если учесть, что сейчас русские переводы нередко появляются чуть ли не раньше, чем автор отдаст рукопись в издательство где-нибудь в США или в Англии.

В начале 2003 года в продаже появились три первых романа из четырех. К первой книге тетралогии, получившей в переводе название «Девять королев» (у Андерсона, правда, было «Roma Mater», но при переводе здесь не так-то легко вывернуться, так что бог с ним, с названием), трудно придраться при всем желании, но и хвалить ее особенно не за что. По сюжету и содержанию это обычный исторический роман с незначительными элементами мистики, написанный добротно, с прекрасным знанием реалий той эпохи (речь идет о Римской империи IV века нашей эры) – своего рода стандарт для Пола Андерсона. Неплохо выглядит и перевод (переводчик Г.Соловьева), выполненный на хорошем русском языке, практически без невнятностей и прочих недоразумений, хотя и без особо эффектных находок; в общем, иногда даже забываешь, что читаешь книгу, переведенную с иностранного (почаще бы так!).

А вот вторая и третья книги тетралогии («Галльские ведьмы» и «Дахут, дочь короля») не могут не обратить на себя внимание. Если не касаться содержания, то с первых же страниц бросается в глаза «творческий» подход переводчиков (А.Поповой и Н.Михайлова) к своему делу. Оговоримся, что без сопоставления с английским оригиналом нельзя оценивать качество перевода (хотя в некоторых случаях достаточно очевидно, что переводчики просто не поняли, что хотели сказать авторы); а вот о качестве русского языка стоит остановиться.

Начнем с того, что нельзя не обратить внимание на весьма своеобразное использование переводчиками богатства синонимов, содержащихся в русском языке. Так, к примеру, в самом начале описывается прогулка героев романа на корабле. О его размерах не говорится, но пассажиров на нем довольно много, так что это явно не лодка, а нечто более солидное. Но было бы скучно повторять раз за разом слово «корабль» – поэтому переводчики используют такой «синоним» термина «корабль», как «челн» (с.28). И неважно, что обычно челном называют одно из самых мелких плавсредств – ведь сказал же классик русской поэзии – «нас было много на челне...».

Другие примеры использования «синонимов»:

Конь оказывается мерином (с.187).

А крепость вообще превращается в... камень: «...он воздвиг... Крепость Героев. В устах народа название камня изменилось на латинское Кастеллум» (с.389).

«Синонимами» становятся даже река и море (чего уж тут, и то, и другое – это же вода...):
«Квинипилис решила прогуляться с Дахут к реке» (с.215). Но неожиданно героини без каких-либо пояснений оказываются на море, так как далее описывается морская прогулка принцесы Дахут с ее наставницей: «Тихо шелестел ветерок, в море подернутая рябью вода переливалась бриллиантовыми россыпями» (с.218).

Это похвальное стремление к разнообразию проявляется и в транскрипции имен. Так, имена действующих лиц могут изменяться на протяжении одной-двух страниц: одним и тем же лицом оказываются Эохайд и Иокайд (с.165), Хильдерик (с.266) и Чилдерик (с.267).

То и дело встречаются оригинальные лингвистические находки переводчиков. К примеру, одной и них можно считать «...кожаные мешки, набитые травой» (с.61), которые использовались разбойниками-галлами в качестве рабочей обуви. За что их так наказывали? Даже для разбойников это слишком сурово. И если бы дело ограничилось только этой находкой...

Вот еще: «...усталость свалилась с него, как свинцовый плащ» (с.121). Неужели уже тогда были аварии на атомных электростанциях?

«Сквозь завывания ветра доносился рев и запах океана» (с.230). Каким же сильным должен быть запах океана, если даже завывания ветра не мешают услышать его...

«Ведь мы служим не только нашей матери Ису...» (с.250). И еще: «Рим остался моей матерью, но Ис – моя жена» (с.278). Города Рим и Ис в русском языке – мужского рода, они могли бы быть отцом или мужем, но не матерью или женой.

«...штаны, из-под которых выглядывала накидка» (с.275). Вы можете представить себе взаимное положение этих двух деталей одежды? Накидка – это ведь что-то, наброшенное сверху; но где тогда находятся штаны?

Довольно часто для языка перевода характерна необычная «легкость» стиля: «...мы должны отказаться помогать убивать римлян» (с.181); герой романа «...еще недавно размышлял о том, что прорубить мечами путь к свободе – он со своими легионерами, или пара центурий из соседней провинции» (с.52).

Встречаются любопытные анатомические подробности в описаниях действующих лиц:

«Пышная грудь нависала над плоским белым животом и над заветным местечком у схождения бедер» (с.113). Да, похоже, что грудь была действительно весьма пышной...

«У старухи острый язык, а вместо сердца – кусок масла» (с.215). Скорее всего, здесь мы имеем дело с какой-то английской идиомой, оставшейся непонятой переводчиками и неизвестной читателям.

Не осталась в стороне и география: «Вчера прибыли новости с Альп, от правителя Арморикского...» (с.232); Армориканский массив – древняя Арморика – это самая западная оконечность суши в пределах Франции. Альпы же, как известно, находятся от Арморики далеко на юго-востоке, между ними лежит вся Франция...

А в этом случае хотелось бы считать, что виноваты не переводчики, а авторы книги: «Длинный, немецкой стали, клинок» (с.147). Да, сталь выплавляли уже в древней Индии (начиная примерно с 500 г. до н.э.), но в IV веке нашей эры, когда происходят описанные в книге события, искусство выплавления стали не было известно полудиким германским племенам. Да и немцами они еще не были – первые памятники письменности на языке, получившем название немецкого, относятся к VIII веку н.э.

А вот это уже «находка» переводчиков: «Раскурил ладан из сосновых шишек» (с.201). Интересно, зачем тогда священнослужители на Руси покупали ладан у заморских купцов? Что, сосновых шишек не хватало? Правда, если верить справочникам, ладан – это смола ладанного дерева, разные виды которого растут только на юге – в Индии, Африке, Аравии...

Переводчиками широко используется терминология, больше подходящая для журналистских репортажей нашего времени, чем для III-IV веков нашей эры: баллиста или катапульта называется орудием: «...корабль, оснащенный высокими бортами, орудиями...» (с.410); или же: «...[герои] поднялись к бойницам, где дремали орудия» (с.291); работник оказывается рабочим; разбойник – бандитом; стрела – снарядом; снаряжение – оборудованием; переселенец – иммигрантом; вождь – лидером... А вот явная цитата из современной повести о неуставных отношениях в армии:

«... вы будете периодически заниматься строевой подготовкой» (с.305).

В следующем примере, скорее всего, замешано колдовство – слишком уж необычное астрономическое явление описывается:

«Один месяц луна была темной, в следующем месяце появилась комета. Потом двадцать семь ночей [я проверил еще раз - ей-богу, ночей!] светило солнце, подбираясь к земле ближе, чем волк к оленю» (с.343).

Иногда используются термины, которые трудно найти в словарях и справочниках. Вот, к примеру, знаете ли вы, о чем идет речь в этих фразах:

«–Я отдам золото, ирикк и честную цену, – заявил Конуалл» (с.377);

«Они вошли в галидом» (с.404).

Галидом – это, наверное, какое-то строение, но что такое ирикк??

В общем, переводчики славно потрудились. Тем более, что приведенными выше примерами их деятельность далеко не ограничивается. На страницах книги постоянно встречаются неточно подобранные по смыслу слова и выражения, неуклюже построенные предложения... Приведем лишь часть встретившихся нам примеров, которые хорошо демонстрируют стиль переводчиков, но над которыми, как над чьим-то несчастьем, не хочется иронизировать:

«... в голубом небе появлялись огромные паутины облаков» (с.149);

«При его появлении котурны прекратились» (с.198);

«Дахут в своем белом школьном платье напоминала ветер над водопадом» (с.320);

«Дахут пыталась увидеть двух менгиров, о которых она слышала» (с.345);

«...лодку, пропахшую рыбой, просмоленную, разбитую, но крепкую» (с. 347);

«...под рыжевато-коричневой штукатуркой были вставки, изображающие морских существ и растения» (с.350);

«Она расправила волосы. В них, как летняя комета, мелькнула белая прожилка» (с.352);

«... кувшины... которые, вероятно, хранили воспоминаний, какими бы они ни были» (с.353);

«Необычным было также то, что она казалась напуганной, но решительной и мечтательной» (с.380);

«Шестнадцатилетний Томмалтах был чистокровным воином» (с.411);

«...пострадавший садился у двери обидчика, и они приковывали себя к ней цепями» (с.412);

«Ему часто приходилось сжимать парус свободной рукой и управлять рулевым веслом, упираясь в румпель коленями» (с.471).

Не может не вызвать недоумения роль в подготовке книги многочисленного редакторского коллектива – в выходных данных приведены имена пяти редакторов, плюс еще двух корректоров (!). Ладно, им некогда было вчитываться в текст перевода, выискивать «блох»... Но ведь даже при беглом просмотре текста нельзя было не заметить такие, к примеру, опечатки:

«Только не расцениваете это как политический шаг» (с.211);

«Звук его шагов приглушались ковром и барабанным грохотом моря» (с.247);

«...все, кроме Гвилвилис, которая был на ночной службе» (с.285);

«Из-под подкованных сапог летели игры» (с.441);

«Клинки было в ножнах» (с.442);

«Ее следы четко отпечатались на песке, образовав улочку шагов» (с.475);

«Тюлень приблизился к лодке... Она поплыла мимо кормы» (с.479).

Третья книга тетралогии переведена К.Васильевой примерно в том же стиле, что и предыдущая. Не будем цитировать многочисленные примеры оригинальных «находок» переводчика и благожелательно-поощрительного отношения к ним редакторов (здесь мы имеем тех же пять редакторов, что и для второй книги, но почему-то ни одного корректора; впрочем, вряд ли что изменилось бы, даже если убрать и всех редакторов...). Тем не менее, чтобы не быть голословным, вот несколько абзацев из романа «Дахут, дочь короля».

Сцена лечения: «Тысячелистником Дахут стегнула по Фенналис и положила растение ей под голову. Но принцесса не смогла скрыть отвращение, обнажив вздутое тело и проводя по нему пальцами; слова ее запинались» (с.211).

Дочь обращается к отцу: «– Я спасу тебя, – с мольбой в голосе произнесла она, – я вынудю тебя исполнить волю богов. Еще не слишком поздно» (с.264).

Описание языческого праздника: «Когда зашло солнце, все состоятельные заторопились внутрь. Завтра и послезавтра они будут встречать новый год. Этой ночью они жались от Тех, кто потом отправится за границу. Несколько самых могущественных друидов остались снаружи, чтобы получить предзнаменования; собрались несколько шабашей, выполнить обряды и произнести заклинания от имени Фири Болга и фоморов; преступники и изгои съеживались в папоротнике; но все равно лунные часы были отданы нечистой силе» (с.295).

И еще один праздник: «Она метнулась от него вверх по ступеням, туда, где были танцоры. Там она прыгала, раскачивалась, щелкала пальцами не медленнее и не менее грациозно, чем они. Он смотрел в изумлении. С того момента, когда они повстречались на закате, она уже дико повеселела. Она всякий раз ловила его за руку, потом ее откидывала, прыгала и трепетала у него перед глазами, зажигаясь свечой в его глазах» (с. 303).

Получили представление о языке, о стиле перевода? Может быть, хватит? Ах, вы считаете, что приведенные выше примеры – это случайные ошибки, что они были подобраны предвзято? Тогда вот вам еще пара абзацев.

Это сцена поединка: «Некоторое время они стояли, прижавшись щитом к щиту, кололи и рубили вверх-вниз, туда-сюда. Каждый неоднократно пытался воспользоваться трюком, поймать обод, но другой был настороже и этого не допускал. Они продолжали, вонзали, рубили, защищались, били, железный шторм» (с.423).

А вот описание стихийного бедствия (наводнения): «Звук ветра и прибоя превратился в грохот и треск. Задрожали стены. Закачались полки. Попадали книги. Народ пробудился от дремоты, повскакивал с мест, на которых лежал, глазел и тараторил. Вода на полу бурлила и прибывала. Люди завыли, стали протискиваться, все бросились к одному выходу. Они заполнили его, колодец, забитый плотью, которая билась и царапалась...» (с.535).

Печально, но подобный стиль – не исключение, а правило. Иногда кажется, что это пародия на нормальный язык, но бывают ли пародии объемом более 500 страниц? Переводчик не только плохо представляет значение используемых им слов русского языка, но зачастую совершенно не понимает сути описываемого в книге. В результате нередко полностью пропадает смысл отдельных фраз, абзацев, целых страниц, остается непонятный набор слов. И вряд ли это компьютерный перевод – встречаются такие перлы, на которые компьютер просто не способен... Похоже, что никто из редакторов-корректоров не перечитывал перевод – каким нужно быть редактором, чтобы пропустить такое? Или они просто махнули на все рукой – не переписывать же полностью весь роман! Можно полагать, издатели хорошо помнили, что время – деньги, и очень торопились выпустить эти три книги тетралогии (неужели и четвертая не будет отличаться от предыдущих?). В общем, хорошие романы безнадежно испорчены, проявлено полное неуважение к читателю, репутации издательства нанесен серьезный урон. А жаль – на счету «АСТ» немало хороших изданий... Правда, к последним вряд ли можно отнести и некоторые романы из серии «Классика мировой фантастики» – особенно блещет качеством перевода подборка романов Б.Олдисса «Сад времени»... Но этот том заслуживает отдельного разговора...

11.03.2003


??????.
Рецензент(ы):
  • ????? ?????????
    На:
  • «????????? ??????». ??? ????????. ????? ????????.
  • «?????, ???? ??????». ??? ????????. ????? ????????.
  • «?????? ???????». ??? ????????. ????? ????????.
    Рецензию предоставил(а): ????? ?????????

  • Каталог рецензий "Резонанс" — база данных с аннотациями, критическими статьями, обзорами и отзывами на различные литературные произведения (рассказы, повести, романы, сборники).
    Rambler's Top100